Война в воспоминаниях ветеранов: Александр Лапин

Безымянный

В феврале 2012 года, через два дня после Дня защитника Отечества, я справлял свой большой юбилей — 90-летие. Накрыл, как и положено, стол, пришли дети, друзья, родственники. Обо мне в тот вечер было сказано столько добрых слов, что я и впрямь почувствовал себя настоящим героем. И немного стало неловко. На другой день, когда о минутном сомнении души рассказал жене, она засмеялась и ответила: «А почему не герой? Очень даже герой. Шел по жизни гордо, голову не склонял, был всегда на виду, худого слова вслед тебе люди не говорили, всегда был верен семье и детям. В трудные годы защищал Родину с оружием в руках. Много ли нынче таких людей, как ты?»

С СУПРУГОЙ, Эммой Яковлевной, спорить не стал. Она у меня по профессии учительница, более сорока лет своей жизни отдала обучению и воспитанию молодого поколения. И, если судить по отношению к ней ее выпускников, она была хорошим педагогом. А учителям надо всегда верить.

Родом я из деревни Верхняя Отла, которая расположена на левом берегу реки Вымь. Места там очень красивые, о том, что там расселялись люди с незапамятных времен, свидетельствуют и документы. В дозорной книге за 1608 год отмечен погост Отла, объединяющий 9 селений. С тех пор в летописи числится и фамилия Лапиных. В семье отца было шестеро детей, я — старший, дата моего рождения — 1922 год. Большие планы в молодости не строил, а вот студентом учительского института стал. Но не судьба была мне вести в школе уроки географии. В 1939 году вышло постановление правительства, обязывающее студентам за учебу платить. А карман моих родителей, колхозников, оказался пустым. Пришлось, как говорится, не солоно хлебавши возвращаться домой. Это сейчас, сел в Сыктывкаре в автобус и — через два часа в Емве. В предвоенные годы небольшая змейка дороги вилась по тайге, по которой до столицы республики ездили на лошадях, а чаще — пешком. На своих двоих в зимнюю стужу, глотая слезы обиды, я шел домой целых две недели.

В сорок первом, как поется в песне, «прокричали репродукторы беду». И я 29 июля получил повестку из военкомата, а на следующий день паровоз тащил наш большой состав с призывниками к Ленинграду. Небольшая первоначальная военная подготовка в казарме — и в окопы. Нет смысла рассказывать о том, какова была обстановка в 41-м на Ленинградском фронте. Немцы из кожи лезли, чтобы овладеть городом на Неве, а мы костьми ложились, чтобы не отдать врагу на поругание Северную Пальмиру. Много нашего брата там погибло, но город мы не сдали.
Мне пришлось держать оборону города на Васильевском острове. Там же, в промежутке между боями, окончил курсы пулеметчиков и младших лейтенантов.

Вам будет интересно прочитать  Вот поворот какой, делается судьбой

Воевал в составе 2 Прибалтийского фронта в Третьей ударной армии. Наша армия разбила крупную немецкую группировку под Невелем в декабре 1943 года. В одном из боев я был тяжело ранен осколком снаряда в руку. Спасибо санитарам, они оказались рядом и доставили в лазарет. Первая помощь была своевременной, из лазарета меня отправили в госпиталь в город Галич Ярославской области. Я там был на излечении восемь месяцев. Медицинская комиссия определила меня ограниченно годным к строевой службе. Попал в город Рязань, в отдельный офицерский полк. В декабре 1945 года был уволен в запас.

В недавние времена, когда ряды фронтовиков были шире, часто между нами возникал спор: «Ранение и лечение в госпитале в 41-м и 42-м году — что это?» Я в таких случаях всегда говорил: «Это судьба». Даже в первые послевоенные годы редко можно было встретить фронтовика, призванного в 41-м на фронт. Большинство из них полегли на поле брани или оказались в плену. И те, кто попал в госпиталь, выкарабкались. В 43-м наши генералы были уже другими, имели опыт ведения войны с сильным противником, да и армия была другая, промышленность научилась выпускать достойное для солдата оружие. Помнится, когда вели «перекличку» зенитные орудия, названные ласково солдатами «Катюшей», ночное небо озарялось, и земля вздрагивала. А какими великолепными были наши знаменитые танки Т-34? Красную Армию после Сталинграда и Курска уже ничто не могло остановить, а солдат, однажды почувствовавший вкус победы, шел вперед напролом…

Записал Александр СУГОРОВ.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 4 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Княжпогостские вести/Емва
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Яндекс.Метрика

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.